В день памяти преподобного священномученика Кукши, просветителя Вятичей.

900 с небольшим лет тому назад, только что крестившаяся Русь, претендовала на то же воздаяние, что и народы, ранее пришедшие к христианству. Буквально принимая евангельские слова из притчи, что “Будут последние первыми, и первые последними”, русские летописцы не сомневались в том, что Господь, вспомнил о Руси и приблизил ее к Себе именно “в последние времена” и проявил тем самым особую заботу о Своей русской пастве. Поэтому распространение христианской веры “от края и до края” Русской земли казалось подлинным торжеством воплощения Божественного замысла, достойным завершением всей мировой истории и последним значимым событием, которое должно было предшествовать Второму пришествию Спасителя. И эта идея, а вместе с ней и глубокое осознание своей личной ответственности перед Богом за судьбы мира влекли православных миссионеров в области, населенные язычниками, в самые отдаленные уголки Русской земли.

    К началу XII века язычество еще оставалось религией значительного числа жителей древней Руси. Не только в глухих уголках Ростовской или Муромской земель, но и в южной, более развитой части Русского государства сохранялись настоящие заповедники почти нетронутого язычества. Вспышка языческого оживления проявилась в активности волхвов. Сущность их взглядов составляла чудовищную смесь язычества и христианства. Они часто возмущали народ своими речами, но княжеская власть была достаточно лояльна к проявлениям языческим в народе, если только они не перерастали в смуту.

   В одной летописи повествуется, что в 1071 году в Великом Новгороде появился один волхв и, притворяясь богом, многих обманул, чуть не весь город. Он говорил: «Предвижу все» и, хулил веру христианскую, уверял, что перейдет по реке Волхов перед всем народом. И была смута в городе, и все поверили ему и хотели погубить епископа. Епископ же взял крест в руки и надел облачение, встал и сказал: «Кто хочет верить волхву, пусть идет за ним, кто же верует Богу, пусть ко кресту идет». И разделились люди надвое: князь Глеб и дружина его пошли и стали около епископа, а люди все пошли к волхву. И началась смута великая между ними. Глеб же взял топор под плащ, подошел к волхву и спросил: «Знаешь ли, что завтра случится и что сегодня до вечера?». Тот ответил: «Знаю все». И сказал Глеб: «А знаешь ли, что будет с тобою сегодня?» – «Чудеса великие сотворю», – ответил волхв. «Глеб же, вынув топор, разрубил волхва, и пал он мертвым, и люди разошлись».   И смута закончилась.

    Таких известий о кровопролитных стычках с волхвами в летописи встречается только три, в целом же, княжеская власть не предпринимала особых усилий для того, чтобы язычество уничтожить. И в этой ситуации ревность о Правде Божией и бесстрашие проявили великие православные миссионеры-подвижники.

    В эти времена в пределах Ростовского княжества проповедовал преподобный Авраамий, будущий основатель Ростовского Богоявленского монастыря; именно ему, а не представителям княжеской администрации, пришлось уничтожать изваяние языческого бога Велеса, которому открыто поклонялись местные жители. Приблизительно в то же время с язычеством в Муроме столкнулся благоверный князь Константин Муромский. Среди жителей финно-угорского населения Северо-Востока Руси проповедовал святитель Леонтий, епископ Ростовский, и принял мученическую смерть от волхвов. В глухие вологодские леса ушел из Киева постриженник одной из киевских обителей преподобный Герасим, основатель вологодского Троицкого монастыря. Русские иноки достигали с проповедью Слова Божия и Половецкой степи, и мусульманской Волжской Булгарии. В ряду славных русских миссионеров-просветителей, мы чтим сегодня память просветителя вятичей – преподобного Кукши Печерского.

   Вятичи позднее остальных восточнославянских племен вошли в состав Древнерусского государства и дольше других сопротивлялись власти киевских и других князей. Они позже многих других были обращены в христианскую веру. Не было славянского племени, причинившего больше хлопот первым русским князьям, чем вятичи. Киевские князья неоднократно ходили на вятичей, желая приумножить территории, и закрепиться на них, распространить свои культурные традиции и веру.    

Эти племена во всем новом  подозревали угрозу своему существованию. Языческая вера была основой жизни и мировоззрения вятичей, поэтому принятие христианства напрочь вышибало почву из-под ног, полностью меняло уклад  жизни и отношение к миру. Это был переворот  в сознании. А ведь люди так сжились с языческим укладом, который выражался в не дружелюбности, жестокости, идолопоклонстве, в погребальных тризнах с кровавым  жертвоприношением,  многоженстве,  неграмотности и дикости. Даже арабские летописи упоминают, что вятичи никого к себе не пускали и убивали пришлых. Земля вятичей, затерянная в глухих лесах, считалась жителями других областей малодоступной и опасной. Обычная дорога из Киева в древнейшие русские города Ростов и Суздаль шла окружным путем через Смоленск или верховья Волги. Мало кто из путешественников отваживался проехать через опасные леса вятичей. Былинный богатырь Илья Муромец, проехал по прямому пути из Мурома в Киев через наши «дикие места». Это было настолько невероятным для того времени, что по былинному преданию киевляне осмеяли Илью Муромца, когда тот сообщил им о путешествии через «страну на замке». И не поверили бы, не предъяви им богатырь в доказательство – Соловья-разбойника. Вероятно вятичи, как люди лесные, устраивали засады на деревьях, прячась в вековых дубах, обороняясь и нападая сверху, при этом подавая свистом сигналы друг другу.      

   Христианство проникало в эти области еще до появления  Кукши,  однако, если и удержалось здесь, то лишь в некоторых городах. В сельской же местности  безраздельно господствовало язычество, а потому проповедники неизбежно должны были столкнуться с великими трудностями и открытым сопротивлением со стороны местного населения. Но  также велики были решительность  и мужество Кукши,  ибо существует версия, что он – сам был вятич.

    Он крестил, обращая вятичей в христианскую веру силой убеждения.  Предсказаниям и фокусам волхвов  он противопоставил истинные чудеса. Известно, что язычники непременно ждут от проповедников новой для себя религии неких поражающих воображение чудес – и, как правило, эти ожидания сбываются.  Действительно, он не только вызвал спасительный для посевов дождь, но и иссушил некое озеро, а еще “прогнал бесов” (то есть исцелил бесноватых и ниспроверг изваяния языческих богов) и “много других чудес сотворил”, подобно библейскому пророку Илье, некогда посрамившему жрецов Вааловых – этих исторических предшественников вятичских волхвов. 

   Пребывание Кукши и ученика его Никона среди вятичей говорит однако о том, что преподобный чувствовал себя среди этого народа в относительной безопасности, а опасность грозила лишь от тех, кто, прельстившись волхвами, ни о себе, ни о своих близких не думали.  Не толпа оголтелых язычников, в порыве преданности язычеству, накинулась белым днем на пришедшего к ним проповедника. Убийцы пришли к преподобному Кукше и Никону ночью тайно. И смерть их была не мгновенной, а претерпели они многие мучения. В завершении изуверы отсекли святому голову. Само ночное глумление – дело темных сил, не принимающих солнечного, или божественного света. Это было проявлением давней кровопролитной войны, которая представляется иногда видимым торжеством диавола над святыми. Но на самом деле, в своем последнем смысле, это война и эта кровь – свидетельство бессилия диавола. Ведь война со святыми только преумножает святость. Славное мученическое воинство угодников Божиих дала Церкви эта война.

  Преподобный Кукша выступил один против заблуждений царивших у вятичей. Один из первых русских монахов отправился к этому народу, и не походы Святослава, а жизнь и смерть преподобного связала вятичей со всей Русской землей. Гроза половцев, Владимир Мономах в поучении детям вспоминал как великий подвиг поход с дружиной на вятичей. Преподобный же Кукша один отправился в неведомые земли, и нашел в дороге ученика и друга и нашел возможность открыть истинную веру дремучему народу. Ведь Сущность монашества не в бегстве от мирских забот, а в поиске в сердце своем тех неизвестных человеку, но известных Богу сил, которые и позволят ему совершить поступок во славу Бога, даже если он и останется не замечен людьми, или не понят.        Кукша – один из тех людей, чья жизнь способствовала изменению хода истории. Пройдет всего несколько десятилетий после мученической кончины преподобного – и семена христианского просвещения дадут всходы на вятичской почве. Следующие поколения вятичей и потомки других племен, проживавших на этой территории, уравненные  и сплоченные православной верой, образовали русскую нацию и создали самое большое в мире государство, несмотря на войну диавола со святыми избранными. В конечном итоге, его проповедь, на века определила все содержание нашей истории, превратив Русь из языческой в православную. И ныне мы обращаемся к святому преподобномученику Кукше с молитвой о нашем спасении, о спасении ближних наших, о вразумлении тех, кто находится еще вне церковной ограды, и даже тех, кто ещё сегодня причиняет Церкви страдания.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Добавить комментарий